Возврат
ТелекомПерсона

      июнь 2004 г.


Город. Сети. Люди


Среди основных причин ничтожно малого количества широкополосных подключений в России называют монополизм признанных операторов российского телеком-рынка, отсутствие инвестиций и высокие тарифы. Но только ли этими обстоятельствами обусловлено такое положение дел? На очередном заседании круглого стола "Сетевого" была предпринята попытка выяснить, насколько готовы московские городские сети к предоставлению современных сервисов и росту количества широкополосных подключений, на какие технологии стоит делать ставку оператору и велика ли вероятность того, что в ближайшие два-три года все-таки произойдут положительные изменения в деле вовлечения в городские сети массового пользователя. В беседе, которую вел заместитель главного редактора "Сетевого" Евгений Евдокименко, участвовали представители компаний Cisco Systems, Samsung, "Комкор-ТВ", "АМТ-Груп", "Альвис-Сети", "Диалог-Сети", "Открытые Технологии" и "Связь-Комплект". "Телеком-Форум" на своих страницах предлагает познакомиться с точкой зрения на обсуждавшуюся тему Светланы Беловой, заместителя генерального директора компании "Комкор-ТВ" - оператора крупнейшей в России современной сети кабельного телевидения (КТВ), на базе которой предоставляются услуги не только трансляции телевизионных каналов, но и широкополосного доступа в Интернет. Полностью материалы круглого стола "Город. Сети. Люди" опубликованы в 5-ом (майском) номере "Сетевого".

Евгений Евдокименко: Чем отличается потенциальный частный пользователь московских городских сетей от аналогичных пользователей в экономически развитых странах, в странах Восточной Европы и в Китае? Каков набор сервисно-контентно-ценовых требований домашних пользователей, представителей сектора SOHO и малого бизнеса к поставщикам услуг городских сетей?

Светлана Белова
Пользователи широкополосных сетей сами находят нужный им контент и ничего за него не платят. Они научились обмениваться информацией, которая лучше всего передается именно по широкополосным сетям, но они делают это бесплатно. Появилась масса приложений, позволяющих осуществлять это быстро и удобно. Приложения типа Kazaa и E-Donkey сейчас процветают и множатся, появляются все новые версии, которые оптимизируют трафик, реакции на различные события типа разрыва соединения и др.

Светлана Белова: Мне сложно сравнивать московских пользователей с пользователями в Китае, Восточной Европе и экономически развитых странах, но мне кажется, что самое главное отличие заключается все-таки в культуре потребления услуг и взаимодействия с провайдером. Это связано с традициями предоставления/потребления услуг и отчасти с качеством этих услуг. Если не рассматривать мелкие домовые сети, то можно утверждать, что у всех операторов широкополосного доступа, работающих на рынке физических лиц, уровень сервиса приблизительно один и тот же. Различия можно обнаружить только в уровне качества обслуживания и в культуре потребления. Что касается профиля и характера потребления услуг, связанных с объемом трафика и контентными предпочтениями, и соотношений локального доступа и доступа в публичную сеть, тут все приблизительно одинаково.

Обитатели бывшей Восточной Европы, насколько я знаю, ведут себя практически так же, как московские пользователи широкополосных сетей. В начале марта в Праге проходил Cisco Cable Summit 2004, где как раз были представлены крупнейшие европейские операторы КТВ, и там было "приятное" для меня откровение, когда большая часть операторов рассказывали о том, что основная проблема в широкополосных сетях - это peer-to-peer трафик. Причем, представитель Cisco утверждал, что в Америке происходит то же самое. Во всем мире характер потребления услуг широкополосного доступа приблизительно одинаков, различаются только пропорции: я имею в виду количество абонентов, которые отдают предпочтение peer-to-peer connection, и объем трафика, который создается этими абонентами. Цифры, которые прозвучали по поводу Америки: около 5% абонентской базы создают 50% peer-to-peer трафика. Что касается "Комкор-ТВ", то у нас 20% абонентов создают около 40% внутреннего трафика, а, как известно, он у нас не тарифицируется.

О пресловутом контенте хочу добавить: некоторое время назад существовал миф о том, что возникнет этот волшебный контент, и люди вдруг начнут платить за доступ к нему, и все изменится. Операторы, которые ничего, кроме последней мили, предоставить не могут, тогда отойдут на второй план, а на первый план выступят контент-провайдеры, которые или сами соберут все деньги, или будут это делать в выгодном партнерстве с операторами. Миф красивый, но он так и не стал реальностью, всего этого почему-то до сих пор не произошло. Пользователи широкополосных сетей сами находят нужный им контент и ничего за него не платят. Они научились обмениваться информацией, которая лучше всего передается именно по широкополосным сетям, - я имею в виду различные мультимедийные файлы, - но они делают это бесплатно. Появилась масса приложений, позволяющих осуществлять это быстро и удобно. Приложения типа Kazaa и E-Donkey сейчас процветают и множатся, появляются все новые версии, которые оптимизируют трафик, оптимизируют реакции на различные события типа разрыва соединения и др. Данное направление активно развивается, и это тоже в какой-то степени говорит о сходстве и различии. Различие, на мой взгляд, в культуре потребления, а сходство - в интересе к определенного рода контенту - пиратскому, нелегальному. Существует отчетливая тенденция роста интереса к такого рода локальной услуге.

Е. Е.: Каков экономический портрет пользователя широкополосного доступа и чем ARPU в вашей сети отличается от этого показателя в сетях иностранных операторов? У вас, в отличие от абсолютного большинства российских операторов, есть безлимитный тариф, но он как минимум в 1,5 раза дороже того, что считается доступным для массового пользователя в несравненно более богатых странах (круглый стол проходил до введения в сети "Комкор-ТВ" безлимитных тарифных планов семейства "Джет" - прим. ред.).

С. Б.: Наш пользователь - это представитель среднего класса. А по поводу дорогого анлима могу сказать, что сейчас введен регулярный тариф без ограничения трафика, уровень которого вполне соответствует тому, что принято во всем мире. Ежемесячный ARPU от услуг передачи данных у нас составляет $25.

Е. Е.: Я думаю, никто не станет утверждать, что пользователей широкополосного доступа может быть столько же, сколько абонентов сотовой связи. Речь идет об относительных величинах. Ведь частных пользователей широкополосного доступа, можно сказать, у нас нет вообще, а по количеству абонентов мобильной связи Россия уже выходит на уровень развитых европейских государств. Но ведь и в этих странах соотношение пользователей широкополосного доступа и сотовой связи находится на уровне 1:10. Даже в Китае соотношение приблизительно 1:20, а у нас - 1:1000. Хотелось бы понять - почему такая диспропорция?

С. Б.: Рост этого рынка, во-первых, ограничен количеством компьютеров у населения. Пока ПК не станет так же доступен, как сотовый телефон (за $40 - $100), процент проникновения широкополосного доступа в жизнь будет очень невысок. Второе ограничение - платежеспособность. Человек всегда стремиться лично для себя определить потребительскую ценность каждой услуги. По крайней мере, на примере комкоровских пользователей понятно, что люди достаточно целенаправленно идут к приобретению этой услуги - они отдают себе отчет в том, какую выгоду будут иметь. Есть, правда, жители элитных домов, которым, как правило, все равно, что покупать: социальный пакет, услуги платного телевидения или еще и интернет, но это немногочисленное исключение. Таких среди наших клиентов около 5%, остальные же очень хорошо понимают, зачем они покупают постоянный доступ. Это хорошо видно по тем вопросам, которые они задают, по тому, на что они "западают" и по тому, как они реагируют на сбои в системе (всякое бывает - то почтовый сервер не работает, то электричество отключили в районе). Люди жалуются, что они не смогли сделать то-то и то-то, потому что им услуга не была предоставлена в определенный момент - существует отчетливое понимание потребительской ценности этой услуги.

Нина Шагурина (главный редактор "Сетевого"): Насколько хорошо население осведомлено об этих услугах?

С. Б.: Понимание ценности и осведомленность - взаимосвязанные вещи. Если говорить о том, насколько люди хорошо проинформированы об этих возможностях, о том же самом провайдерском рынке, то это зависит от операторов: Провайдер "Точки Ру" придумал "Стрим" и очень хорошо организовал рекламную кампанию. "Комкор-ТВ" в силу обстоятельств широкой рекламой не занимается, поскольку мы существуем на ограниченной территории. А что касается вообще возможностей доступа к информационным ресурсам, то об этом люди, по крайней мере, 50% абонентов отлично знают. Об этом говорит хотя бы тот факт, что у нас сейчас количество продаж (мы используем телемаркетинг как основной метод продаж) по входящим звонкам существенно выше, чем по исходящим. Это показатель того, что люди знают и понимают, что им нужно.

Е. Е.: Если говорить не об идеале и не о далеком будущем, а о том, что могут применить московские операторы уже сегодня для рентабельного предоставления услуг частным пользователям, то какая технология при наименьших затратах способна принести им наибольший доход?

С. Б.: Если сравнивать технологии, используемые в СПД ОП [МГТС] и "Комкором-ТВ", то надо учитывать следующее. Медь как физическая основа для последней мили в проекте "Точка. Ру" лежит в городе уже более 100 лет. Сеть "Комкора ТВ" - это инвестиционный проект. Если бы у нас не было ограничений, связанных с инвестициями, наша зона покрытия сейчас была бы значительно больше, чем около 200 тыс. квартир.

Что же касается выбора технологии, то я, например, голосую за Ethernet или за комбинированные решения, так как я совершенно уверена, что IP - это универсальный транспорт. В мире уже очень много примеров сетей, где магистральный уровень реализован на IP, он является универсальным для всех видов традиционных услуг: голоса, видео и данных. А последняя миля, на мой взгляд, всегда будет реализовываться хорошо известными доступными способами (про беспроводной способ я не буду говорить). Медь в Москве была и будет, и определенный набор услуг всегда будет предоставляться по меди. Коаксиальные сети, построенные "Комкор-ТВ" или какими-то другими операторами, тоже будут занимать свое место. У коаксиальных сетей особая роль, потому что для видео-приложений коаксиал является более естественной средой, чем ADSL. Я слабо верю в перспективу массового предоставления услуг видео поверх ADSL, хотя технически это возможно. В будущем, мне кажется, в Москве должен появиться крупный оператор, который построит и Ethetnet'овскую последнюю милю, можно даже предположить, что это произойдет довольно скоро. Каждая из перечисленных мной технологий имеет свои недостатки и достоинства. Говорить о том, что какая-то из них имеет абсолютное превосходство по отношению к другим, нельзя.

Е. Е.: Я думаю, что никто не сомневается в победе Ethernet, весь вопрос когда? Об Ethernet to the home мы не можем говорить, что эта технология победит в следующем году или через пару лет. Нам хотелось бы услышать не о перспективах космического масштаба, а о том, на какой технологии строить сети массового доступа сегодня.

С. Б.: Вопрос о технологиях вторичен. Люди платят не за то, что у них Ethernet, или HFC, или телефонная медь проведена в квартиру, а за то, что они могут по этой меди, кабелю или беспроводному доступу получить. Когда-то пользователям хватало коммутируемого доступа, потому что те же картинки с Web-сайтов грузились на вполне приемлемой скорости. Потом появились flash-технологии, картинки стали толще, кому-то пришло в голову выкладывать на сайт клипы, и людям перестало хватать модемного соединения, стали появляться широкополосные сети. Если ограничиваться услугой доступа в интернет, для которой полосы в 1 Мбит, наверное, хватает, чтобы удовлетворить все текущие потребности в получении информации, то рассуждать о том, какая технология лучше, вообще не имеет смысла. Все имеющиеся на сегодняшний день в нашем распоряжении технологии вполне соответствуют этому критерию. Но как только появляется приложение, которое потребует большей полосы или большей надежности, меньших задержек, вот тогда и возникает какая-то конкуренция технологий. Можно поспорить о том, насколько востребован video-on-demand, потому что априори понятно, что это приложение, которое может как-то изменить ситуацию.